Предисловие к русскому изданию книги М. Леви «Отечество или Мать — Земля?»

Книга Михаэля Леви «Отечество или Мать-Земля? Статьи по национальному вопросу» вышла в Свободном марксистском издательстве в 2010 году. Ниже представлено предисловие, написанное автором специально для русского издания.

Национальный вопрос в геополитическом пространстве бывшего СССР представляет собой в 2010 чудовищное зрелище: угнетение национальных меньшинств, жестокие «этнические» конфликты и широкое распространение отвратительного шовинизма – прежде всего, великорусского, который так часто развенчивал Ленин – а также расистские, ксенофобские и даже фашистские формы национализма. Это результат брутальной реставрации капитализма после 1991 года, а также десятилетий сталинского бюрократического подавления нерусских национальностей.

В такой ситуации небесполезно обратиться к изначальным устремлениям Октябрьской революции — попытке создать свободную социалистическую федерацию автономных республик. Революционная политика тех лет – 1917–1923 – была по необходимости прагматичной, подстраивающейся под сложные и изменяющиеся обстоятельства, однако в то время были приняты некоторые важные и позитивные решения.

Всего через неделю после захвата власти в октябре 1917 революционное правительство выпустило декларацию, в которой торжественно признавалось равенство всех народов бывшей Российской империи и их право на самоопределение
вплоть до отделения. Советская власть быстро признала независимость Финляндии, Польши и стран Балтии – в известной степени потому, что это был уже свершившийся факт, но также и по причине искреннего стремления покончить с имперской политикой и из уважения к национальным правам. Судьба Украины, народов Кавказа и других «периферийных» наций решалась в течение гражданской войны, чаще всего в результате победы «местных» большевиков, которым в той или иной степени помогала – в зависимости от обстоятельств – Красная армия.

Одним из самых важных начинаний Советов была «Декларация прав трудящегося и эксплуатируемого народа», написанная Лениным в 1918, призыв к образованию федерации советских республик, основанной на свободном и добровольном объединении народов. Это недвусмысленное принятие федеративного принципа стало поворотной точкой во взглядах Ленина и его товарищей, считавших себя наследниками якобинства, выступавших за унитарное и централизованное государство и против федерализма. Этот поворот не был эксплицирован и обоснован теоретически, но это, безусловно, был важный шаг вперёд.

Хотя партия большевиков на протяжении всей своей истории поддерживала право на самоопределение всех наций Российской империи, советская власть в некоторых случаях явно игнорировала этот принцип. Наиболее существенным является случай Грузии: республика, независимость которой Советская власть признала в 1920 и  которой управляло социал-демократическое (меньшевистское) правительство, поддерживаемое большей частью населения, была захвачена в феврале 1921 Красной армией и насильственно «советизирована» — включена в состав СССР. Ленин и
остальные большевистские лидеры поддержали это вторжение, а Троцкий, несмотря на некоторые первоначальные колебания, даже написал памфлет «Между империализмом и революцией» (1921) с весьма сомнительными аргументами,
пытаясь оправдать этот шаг… Однако вскоре Ленин уже настаивал на необходимости компромисса с Жорданией, лидером грузинских меньшевиков, Сталин же, напротив, говорил о необходимости «уничтожить гидру» грузинского национализма, «выжечь её калёным железом».

Так начался серьёзный конфликт между Лениным и Сталиным, конфликт, который историк Моше Левин назвал «последней битвой Ленина». Тогда как большинство грузинских большевиков, во главе с Мдивани и Махарадзе при поддержке Ленина выступали за высокую степени автономии для грузинской республики в составе Советского Союза, Сталин, сам грузин по происхождению, однако большой сторонник авторитарного и централизованного советского аппарата, был против. Помимо частных вопросов на повестке дня стояло будущее СССР. Вступив в запоздалую,
отчаянную битву против великорусского шовинизма бюрократии, Ленин посвятил последние моменты осмысленной жизни противоборству с её лидером и главным представителем – Сталиным. Уже наполовину парализованный, Ленин непрестанно разоблачал Сталина (в записках, продиктованных секретарю в декабре 1922 года), «великоросса-шовиниста, в сущности, подлеца и насильника, каким является типичный русский бюрократ». Он упоминает некоего грузина – без сомнения, Сталина – «который пренебрежительно швыряется обвинением в “социал-национализме” тогда, когда он сам является настоящим и истинным не только “социал-националистом”, но и грубым великорусским держимордой». Ленин прямо упоминает наркома по делам национальностей, а также главу ЧК: «Политически-ответственными за всю эту поистине великорусско-националистическую кампанию следует сделать, конечно, Сталина и Дзержинского». Как известно, Ленин подытожил своё завещание призывом сместить Сталина с поста Генсека. К сожалению, было уже поздно.

В то время, как подход Сталина был в основе своей бюрократическим – усиление аппарата, централизация государства, административная унификация – Ленин был прежде всего обеспокоен международными последствиями советской национальной политики: «вред, который может проистечь для нашего государства от отсутствия объединённых аппаратов национальных с аппаратом русским, неизмеримо меньше, бесконечно меньше, чем тот вред, который проистечет не только для нас, но и для всего Интернационала, для сотен миллионов народов Азии, которой предстоит
выступить на исторической авансцене в ближайшем будущем». Нет ничего опаснее для мировой революции, чем «попадать, хотя бы даже в мелочах, в империалистские отношения к угнетаемым народностям, подрывая этим совершенно всю свою принципиальную искренность, всю свою принципиальную защиту борьбы с империализмом». После нового кровоизлияния в начале 1923 Ленина разбил паралич – так исчезло главное препятствие на пути Сталина к главенству над партийным аппаратом. Когда Троцкий после 1923 года стал главным врагом сталинской бюрократии, он попытался продолжить ленинскую борьбу против шовинизма. Левая оппозиция 1927 года принимает сторону грузинских большевиков (Мдивани, Махарадзе) «попавших под опалу сталинской группы и горячо взятых под защиту Лениным в последний период его жизни». Левая оппозиция требует полной публикации последних ленинских документов по национальному вопросу, скрытых от публики Сталиным, и настаивает прежде всего на том, что «шовинизм, особенно
действующий посредством госаппарата, остается главным врагом сближения и сплочения трудящихся разных национальностей».

Много лет спустя в своих статьях об Украине 1939 Троцкий снова возвращается к дебатам о Грузии и Украине в 1920-е, которые проистекали, по его мнению, из острого противостояния между «централистической и бюрократической тенденцией», которую всегда представлял Сталин, и предложениями Ленина, стремившегося «пойти как можно дальше навстречу тем национальностям, которые угнетались в прошлом». С тех пор, добавляет Троцкий, централизм и бюрократизм «получили чудовищное развитие и привели к прямому удушению сколько-нибудь самостоятельного национального развития народов СССР».

Некоторые предварительные уроки могут быть извлечены из опыта Октябрьской революции, а также из недавних событий, таких, как распад Социалистической Федеративной Республики Югославия: Надежда или утопия (в революционном смысле слова) связанные с построением на построение свободной социалистической федерации наций, равных в правах, включая право на отделение, и гарантирующей всем национальным меньшинствам полную территориальную и/или культурную автономию, сегодня по-прежнему актуальна как альтернатива национальному подавлению и этническим войнам с одной стороны, и капиталистическим неолиберальным «объединениям» (Евросоюз) с другой .

1) Демократическое право на самоопределение всех наций должно стать всеобще признанным; оно может быть ограничено только демократическими правами других наций. Иными словами: самоопределение не может оправдывать лишение прав «меньшинств» либо «этнические чистки».
2) С интернационалистской точки зрения марксизма все т.н. ирредентистские притязания на «исторические границы», «древние права» или «священные сакральные территории» несостоятельны. Единственным критерием для
определения позиции по национальным конфликтам и противоречивым национальным требованиям является демократия, право народа самостоятельно решать свою судьбу.
3) Революционеры в целом – за вычетом сложных ситуаций с колониями – выступают за крупные многонациональные федерации (при условии их подлинной демократичности), а не за маленькие, якобы «гомогенные» национальные государства.

Они намерены и впредь убеждать заинтересованные нации в своей точке зрения, но в
конечном счете именно представители этих наций, используя свое демократическое право на самоопределение, должны выбирать подходящую форму политической организации. Как говорил Ленин, не бывает свободного брака без права на развод…

Advertisements

One thought on “Предисловие к русскому изданию книги М. Леви «Отечество или Мать — Земля?»

  1. Уведомление: МИХАЭЛЬ ЛЕВИ. ОТЕЧЕСТВО ИЛИ МАТЬ-ЗЕМЛЯ? Статьи по национальному вопросу | Свободное марксистское издательство

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s