Менто-зомби, кубинские игуаны, Таинственный Незнакомец, ступня Цыпа и др.

Свободное марксистское издательство готовит к печати роман петербургского писателя Дмитрия Глебова «Скейт-Гонг». Дмитрий Глебов родился в 1985 году, окончил магистратуру Российского государственного педагогического университета по специальности «психология». Публиковался в журнале «Нева», альманахе Транслит,  коллективных сборниках, в периодике, был редактором газеты «РОТ Фронт» (печатный орган «Российского Объединенного Трудового Фронта»).

Действие романа разворачивается в Петербурге, однако узнать этот город довольно сложно, – скорее, это потусторонний Петербург, «предзакатный город», патрулируемый отрядами менто-зомби. (В романе фигурирует сразу несколько видов зомби: менто-зомби, зомби-мордопожиратель, зомби-нянечка, зомби-экстрасенсы, поэто-зомби.) Таинственному Незнакомцу, топ-менеджеру, ставленнику Мирового Империализма, поручено курировать власть Капитала в культурной столице. По другую сторону баррикад – Степан Федорович Океанов, который когда-то был диссидентом, но потом полностью переменил свои взгляды и основал секту марксисто-буддистов. Основной идеей марксисто-буддистов является избавление от колеса перерождений сансары при помощи революции. Степан Федорович имеет сильную духовную связь с человеческой ступней Цыпой, которая, в свою очередь, духовно связана с пятью кубинскими игуанами,
присланными в нашу страну Фиделем Кастро для содействия социалистической
революции. Задача Таинственного Незнакомца – окончательно поработить население страны, превратив его в лояльных зомби-граждан…

Роман, сочетающий политическую фантастику и злободневную сатиру, разнообразные сюжетные линии и смысловые наслоения, написанный необычайно выразительным языком, повествует о борьбе сил света и порождений тьмы – оживших мертвецов и их создателей, о духовном прозрении-революции, о вечных стремлениях и сомнениях человечества.

Публикуем фрагмент романа и иллюстрации Николая Олейникова.

ИСТОРИЧЕСКИЙ ОЧЕРК ВОЗНИКНОВЕНИЯ МЕНТО-ЗОМБИ

История возникновения менто-зомби как социально-экономического феномена берет начало в 1979 году. Помните ли вы, как враждебные американцы обрушили на картофельные поля СССР несметные полчища неистребимых насекомых, взращенных в секретных лабораториях штата Колорадо? Так вот, Великое Нашествие Колорадских Жуков (далее ВНКЖ), в сравнении с тем, что произошло в памятном 1979, это тьфу. Разумеется, все в курсе, что в 1979 году аятолла Хомейни после пятнадцатилетней эмиграции вернулся на Родину, скончался немецкий писатель Людвиг Рейн, в небе над Днепродзержинском столкнулись два самолета Ту-134, а Нобелевскую премию за поэзию получил Одисеас Элитис. Но далеко не все знают, что в том же 1979 году, когда произошли все вышеперечисленные события, в малопримечательном городе У-йске, что в Ленинградской области, случилось жуткое. Американские бомбардировщики сбросили свои злокозненные химикалии на скромное У-йское кладбище, чтобы оживить всех тамошних покойников.

По замыслу американского правительства, этот шаг должен был деморализовать жителей великой страны и пошатнуть их душевное здоровье в массовых масштабах. Мол, посмотрите, что творится при большевистской диктатуре – покойники встают из своих могил. Вдобавок это должно было свидетельствовать о начале судного дня, – так сказать, дополнительный семантический пласт. Так или иначе, но покойники У-йска ожили и пошли пожирать обывателей, своих в прошлом товарищей и сородичей.

Власти среагировали молниеносно. Город был окружен, покойники были скручены. Однако убивать их не стали, как не стали поднимать международный скандал и мстить американцам ядерными ракетами. Вместо этого хитроумные советские власти взяли мертвецов себе на вооружение и в специальной лаборатории воссоздали воскрешающее вещество (внешне оно было трудноотличимо от березового сока). И даже во многом его усовершенствовали, адаптировав к местным климатическим условиям. Называлось оно просто и по-нашему – зомбин, а выглядело неотличимо от березового сока.

Время шло, власть менялась. И вот оружие, которое предполагалось применять для защиты от внешнего врага, стали использовать для обороны от собственного населения. В какой-то мере это можно назвать мудрым шагом. Ведь перед государством остро встала демографическая проблема – народу убавлялось, а раз его убавлялось, то возникала новая задача – поиск людей для комплектации репрессивных органов. Но тут наверху кто-то что-то сообразил, и было решено организовать безотходное производство. Всех мертвых отныне стали превращать в милиционеров, и вскоре они заполонили собой улицы.

Из морально-этических соображений государство старалось не выпускать зомби-женщин и зомби-детей, хотя зомби-стариков в ограниченном числе можно было увидеть на некоторых специализированных военно-исторических выставках. Чрезвычайно популярной среди граждан стала продажа своих будущих трупов государству. Поначалу этим занимались одни лишь атеисты и чудики, но потом церковь дала добро, и объемы продаж возросли неимоверно.

Менто-зомби никогда не передвигались поодиночке. Дело в том, что зомби сами по себе не слишком оперативны, — чего уж ожидать от зомбей в милицейской форме. Более того, поодиночке менто-зомби легко становились добычей хулиганистых подростков (которых потом судили как взрослых, «за осквернение останков»). Чаще всего отряд менто-зомби насчитывал пять человек. В одного-то из мертвой пятерки и врезался Петя.

Фрагмент романа был также опубликован в 8 выпуске альманаха Транслит


Advertisements

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s